Заверения об обстоятельствах
  • Заверения об обстоятельствах
  • С марта 2015 года вот уже как четыре года в Гражданском кодексе Российской Федерации действует статья 431.2 «Заверение об обстоятельствах». На сегодняшний день уже можно оценить, работает ли закон так, как задумывалось законодателем или работает, но как-то по своему.


    Что говорит закон?

    Законодатель вводя рассматриваемую статью, предполагал, что в случае, если в момент заключения договора, до или после его заключения одна из сторон дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, другая сторона имеет право требовать возмещения убытков, причиненных недостоверностью таких заверений, или уплаты предусмотренной договором неустойки.

    Последствием недостоверного заверения об обстоятельствах может быть и расторжение договора по инициативе стороны, введенной в заблуждение.

    При этом недостоверные сведения могут касаться предмета договора, полномочий на его заключение, соответствия договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, финансового состояния стороны договора, либо третьего лица, имеющего непосредственное отношение к заключаемому договору (например, в случае переуступки долга).

    Заверение об обстоятельствах должно применяться также и в сфере корпоративных отношений, например, в правоотношениях в связи с корпоративным договором либо договором об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества.


    Судебная практика

    На практике заверение об обстоятельствах применяется, как правило, в коммерческих отношениях в следующих случаях:

    1) При купли-продаже долей в хозяйственных обществах, в случае, если в договорах стороны указывают, что имущество общества свободно от скрытых (неизвестных покупателю) притязаний третьих лиц (пример: дело №А 40-234897/2016);

    2) При купли-продаже имущества в случае, если стороны указывают в договоре, что имущество свободно от скрытых (неизвестных покупателю) притязаний третьих лиц, либо не может быть использовано в связи с наличием прав третьих лиц на распоряжение имуществом (например, использование торговой марки и т.п.) (пример: дело А 40-83049/2017);

    3) В случае не передачи сопутствующей документации при заключении коммерческих договоров, в частности, в случае невозможности предъявления к вычету НДС по вине продавца, передавшего не соответствующую налоговому законодательству документацию (пример дело № А 53-22858/2016).

    4) В случае заключения договора страхования имущества с указанием в соглашении недостоверных сведений, не позволяющих страховой компании комплексно и объективно оценить имеющиеся риски (пример дело №А 56-17306/2017).

    В большинстве подобных споров заверение об обстоятельствах включалось в текст самого договора, заключаемого между сторонами. В ряде случаев соглашение оформлялось отдельным документом, что соответствует разъяснениям Верховного суда.

    Так, Верховным судом в постановлении Пленума от 25.12.2018 г. №49 прямо указано, что в подтверждение факта предоставления заверения и его содержания сторона не вправе ссылаться на свидетельские показания (пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 162 ГК РФ).

    Интересным является тот момент, что в качестве доказательств существовавших заверений об обстоятельствах суды начинают принимать документы, переданные сторонами в связи со сделкой, а также выписки с официальных сайтов сторон договора и переписку по электронной почте.

    Так, по одному из споров покупатель решил взыскать стоимость партии продукции, которую он не смог продать, в связи с незаконным нанесением на нее товарного знака (контрафакта) с продавца, передавшего ему до момента заключения договора купли-продажи сертификат генерального дистрибьютора, из которого следовало, что продавец «имеет право распоряжается продукцией с использованием товарного знака».

    Необходимо отметить, что сертификат был направлен в электронной форме по адресам сторон, указанных в реквизитах заключенного договора (дело №А 40-83049/2017).

    К сожалению, в судах общей юрисдикции заверение об обстоятельствах не получило широкого применения, и практика, позволяющая проанализировать настоящий институт права, в настоящее время отсутствует.


    Вывод

    Таким образом, институт заверения об обстоятельствах оказался жизнеспособен и продолжает развиваться, но только в сфере коммерческих отношений. Для отношений с участием физических лиц он оказался практически не применим. Однако учитывая, что практика идет к возможности использования в качестве доказательств официальных сайтов продавцов, открывается широкая возможность применения его в правоотношениях с участием потребителей, что может повлиять на процесс доказывания в судебных разбирательствах.